Мастер классы

Иван КОРЖЕВ,
скульптор, заслуженный
художник России


Посещением своеобразного и уникального «музея искусств» стала для учащихся академии поездка в загородную мастерскую скульптора, заслуженного художника России Ивана Владимировича Коржева. Здесь было всё –беседы об искусстве и личное общение, осмотр «экспозиции» и советы мастера, знакомство с профессиональной атмосферой большого современного ателье скульптора и даже различные игровые, развлекательные моменты. Любознательных и заинтересованных гостей привлекало всё –и сама художественная среда мастерской, ее функциональное и бытовое членение от замечательного Сада скульптуры с творениями мастера до колоритных задворок с «отходами» скульптурного производства. И, конечно, сама личность хозяина и хранителя этого художественного оазиса.

Иван Коржев – человек-оркестр. Он постоянно развивает и расширяет видовые и жанровые границы искусства: работает в станковой и монументальной скульптуре, отдает дань декоративной и мемориальной пластике, занимается рисунком и живописью, синтезирует живопись и скульптуру в уникальных рельефах-панно. Ему подвластны самые разные материалы: бронза, камень, дерево, металл, стекло, керамика и, конечно, излюбленный материал последних лет – полимеры. Иван Владимирович рассказал и показал на готовых образцах, как можно уменьшить свою скульптуру до размеров «ювелир», сканируя вещь и получая изделие на принтере в полом облегченном материале.

Весьма познавательно было подержать такую вещь в руках. В уменьшенном виде работа ощущается непосредственно: ее выразительности и образности не мешает внушительный размер. По этому поводу сообща был озвучен шуточный футурологический прогноз: скоро всю скульптуру можно будет создавать «на цифре», надобность в талантливом ваятеле постепенно отпадет.
Но вот он, талантливый ваятель, как же без него, без мировой классики и без национальной культуры, без преемственности поколений и, наконец, без фамильной традиции! Дело в том, что Иван Владимирович представляет пятое поколение династии известных российских художников и архитекторов. Его дед – замечательный живописец Гелий Коржев, его мама – Ирина Коржева-Чувелева работает в области художественного стекла, отец – известный живописец Владимир Надежин, даже жена Юлия – талантливый график, часто помогающая в работе перегруженного замыслами и фантазиями, одержимого искусством супруга. Посетители мастерской Коржева немало удивлялись плодовитости, широкому тематическому спектру его творчества. Здесь были образцы исторического портрета и сложной композиции из жизни великих людей (Чингисхан и Насреддин, Пугачев и Евпатий Коловрат, Пушкин и Новиков, Лермонтов и Волошин, Александр Македонский и Жанна д, Арк), завораживала некоей сакральной аурой скульптура на библейские темы, впечатляли пластика актуального характера, рисующая социальную картину современности, и выразительная декоративная скульптура. Всё это многообразие, содержательность творчества, глубина мастерства базировались на изучении и знании классического наследия.

Молодым художникам интересно и поучительно было увидеть, что питало и развивало эрудицию, талант и профессионализм мастера. В качестве гида этой экскурсии Игорь Александрович Бурганов обратил внимание на авторские копии знаменитых артефактов, на подготовительную работу мастера в рисунке. Иван Коржев копировал древнеегипетские и ассирийские рельефы, греческие и римские маски, барельефы, горельефы, медали. Опыт непосредственного освоения шедевров мирового искусства дает широкий простор индивидуальности художника, тем более что к задаче копирования он подходит творчески, словно пропуская через себя музейные образы, часто пытаясь внести в них новые интонации, способы отделки, меняя масштаб. Многих привлекли работы мастера на восточные, буддийские темы. Автор пояснял философские нюансы образа Будды, выделяя важный для себя аллегорический подтекст, символическую составляющую композиции. Показывая в саду масштабную двухфигурную скульптуру (наподобие Адама и Евы), художник назвал ее «Явление радужного тела», что было связано с некоей еще добуддийской религией.

И, конечно, полный восторг гостей вызвало приглашение в зал тибетских гонгов, где каждый мог громоподобно «музицировать», чтоб потом, после импровизированного концерта,
вновь перейти к серьезным вопросам профессии скульптора, поговорить о призвании, осмысленном выборе пути.

На этот счет Иван Владимирович Коржев постарался рассеять иллюзии и ложные представления молодежи: «Заниматься скульптурой это очень дорогое и хлопотное удовольствие, связанное с большими затратами на материалы, формовку и т.д. Я ведь только последние шесть лет занимаюсь скульптурой в полную силу и со всей отдачей. А всё предыдущее время было потрачено на то, чтобы создать нормальные условия для творчества, – после института организовал производственную, архитектурно-дизайнерскую компанию, проектировал общественные здания, выполнял частные заказы. Готовы ли вы чем-то жертвовать, терпеливо ждать своего часа? Конечно, есть перспектива сугубо коммерческого искусства, но это уже совсем другое поприще...» Молодежь редко убеждают слова и поучения.

Им нужны конкретные примеры и внушительные факты. Таким великим примером бескорыстия, цельности и верности своим идеалам в искусстве стала личность Гелия Коржева, чьими работами были заполнены стены мастерской внука. Многие рисунки, этюды, полотна никогда не экспонировались, и молодым людям посчастливилось буквально припасть к бесценной сокровищнице искусства, выслушать рассказы своих наставников о выдающемся живописце, сделать правильные выводы о том, как нелегок и тернист путь в искусстве и как уже на стадии учебы отличать подлинное от фальшивого. За большим трапезным столом гостеприимный
хозяин обратил внимание гостей на уникальную люстру, расписанную как плафон мамой – Ириной Гелиевной Коржевой в технике моллирования, которая предполагает формовку художественных криволинейных изделий из нагретого листового стекла. Удивительная мастерская, насквозь пропитанная живым воздухом искусства, настраивала на продолжение беседы даже во время ужина. Ученики задавали вопросы своим именитым учителям, а те вспоминали своих именитых учителей, больших советских скульпторов Александра Кибальникова, Льва Кербеля, Владимира Цигаля, Олега Комова... Снова углублялись в историю искусств: барокко и готика, античность и ренессанс, великие имена Леонардо, Микеланджело, Палладио, Вазари. Говорили о том, как богатым и успешным сделало искусство Рубенса и как оно разорило, превратило в вечного кредитора Рембрандта. Был поставлен вопрос: с каких лет надо начинать заниматься скульптурой. Как фигурным катанием и балетом – с самых ранних лет? Майоль и Гоген пришли в искусство уже сорокалетними.

А еще существовали целые династии художников, где азы профессии передавались от отца к сыну. В современной отечественной скульптуре самые известные династии – Бургановы и Рукавишниковы... Пять-шесть часов, проведенных в мастерской Ивана Коржева, стоят многих академических мастер-классов, как всякое живое, свободное, не связанное планами и регламентами, общение. К тому же это важный человеческий, обще познавательный эпизод для каждого молодого человека, который вряд ли забудется или пройдет бесследно. Безусловно, гостей впечатлили не только творческие достижения хозяина, но и сам его житейский облик человека ироничного, остроумного и скромного в самооценке. На прощание Иван Владимирович каждому гостю подарил и уважительно подписал свою монографию. Пусть для них она будет своеобразным наглядным пособием по искусству скульптуры.

Посещением своеобразного и уникального «музея искусств» стала для учащихся академии поездка в загородную мастерскую скульптора, заслуженного художника России Ивана Владимировича Коржева. Здесь было всё – беседы об искусстве и личное общение, осмотр «экспозиции» и советы мастера, знакомство с профессиональной атмосферой большого современного ателье скульптора и даже различные игровые, развлекательные моменты. Любознательных и заинтересованных гостей привлекало всё – и сама художественная среда мастерской, ее функциональное и бытовое членение от замечательного Сада скульптуры с творениями мастера до колоритных задворок с «отходами» скульптурного производства. И, конечно, сама личность хозяина и хранителя этого художественного оазиса.

Иван Коржев – человек-оркестр. Он постоянно разивает и расширяет видовые и жанровые границы искусства: работает в станковой и монументальной скульптуре, отдает дань декоративной и мемориальной пластике, занимается рисунком и живописью, синтезирует живопись и скульптуру в уникальных рельефах-панно. Ему подвластны самые разные материалы: бронза, камень, дерево, металл, стекло, керамика и, конечно, излюбленный материал последних лет – полимеры. Иван Владимирович рассказал и показал на готовых образцах, как можно уменьшить свою скульптуру до размеров «ювелирки», сканируя вещь и получая изделие на принтере в полом облегченном материале. Весьма познавательно было подержать такую вещь в руках. В уменьшенном виде работа ощущается непосредственно: ее выразительности и образности не мешает внушительный размер. По этому поводу сообща был озвучен шуточный футурологический прогноз: скоро всю скульптуру можно будет создавать «на цифре», надобность в талантливом ваятеле постепенно отпадет.

Но вот он, талантливый ваятель, как же без него, без мировой классики и без национальной культуры, без преемственности поколений и, наконец, без фамильной традиции! Дело в том, что Иван Владимирович представляет пятое поколение династии известных российских художников и архитекторов. Его дед – замечательный живописец Гелий Коржев, его мама – Ирина Коржева-Чувелева работает в области художественного стекла, отец – известный живописец Владимир Надежин, даже жена Юлия – талантливый график, часто помогающая в работе перегруженного замыслами и фантазиями, одержимого искусством супруга.
Посетители мастерской Коржева немало удивлялись плодовитости, широкому тематическому спектру его творчества. Здесь были образцы исторического портрета и сложной композиции из жизни великих людей (Чингисхан и Насреддин, Пугачев и Евпатий Коловрат, Пушкин и Новиков, Лермонтов и Волошин, Александр Македонский и Жанна д,Арк), завораживала некоей сакральной аурой скульптура на библейские темы, впечатляли пластика актуального характера, рисующая социальную картину современности, и выразительная декоративная скульптура.

Всё это многообразие, содержательность творчества, глубина мастерства базировались на изучении и знании классического наследия. Молодым художникам интересно и поучительно было увидеть, что питало и развивало эрудицию, талант и профессионализм мастера. В качестве гида этой экскурсии Игорь Александрович Бурганов обратил внимание на авторские копии знаменитых артефактов, на подготовительную работу мастера в рисунке. Иван Коржев копировал древнеегипетские и ассирийские рельефы, греческие и римские маски, барельефы, горельефы, медали. Опыт непосредственного освоения шедевров мирового искусства дает широкий простор индивидуальности художника, тем более что к задаче копирования он подходит творчески, словно пропуская через себя музейные образы, часто пытаясь внести в них новые интонации, способы отделки, меняя масштаб.
Многих привлекли работы мастера на восточные, буддийские темы. Автор пояснял философские нюансы образа Будды, выделяя важный для себя аллегорический подтекст, символическую составляющую композиции. Показывая в саду масштабную двухфигурную скульптуру (наподобие Адама и Евы), художник назвал ее «Явление радужного тела», что было связано с некоей еще добуддийской религией. И, конечно, полный восторг гостей вызвало приглашение в зал тибетских гонгов, где каждый мог громоподобно «музицировать», чтоб потом, после импровизированного концерта, вновь перейти к серьезным вопросам профессии скульптора, поговорить о призвании, осмысленном выборе пути.
На этот счет Иван Владимирович Коржев постарался рассеять иллюзии и ложные представления молодежи: «Заниматься скульптурой – это очень дорогое и хлопотное удовольствие, связанное с большими затратами на материалы, формовку и т.д. Я ведь только последние шесть лет занимаюсь скульптурой в полную силу и со всей отдачей. А всё предыдущее время было потрачено на то, чтобы создать нормальные условия для творчества, – после института организовал производственную, архитектурно-дизайнерскую компанию, проектировал общественные здания, выполнял частные заказы. Готовы ли вы чем-то жертвовать, терпеливо ждать своего часа? Конечно, есть манкая перспектива сугубо коммерческого искусства, но это уже совсем другое поприще...»

Молодежь редко убеждают слова и поучения. Им нужны конкретные примеры и внушительные факты. Таким великим примером бескорыстия, цельности и верности своим идеалам в искусстве стала личность Гелия Коржева, чьими работами были заполнены стены мастерской внука. Многие рисунки, этюды, полотна никогда не экспонировались, и молодым людям посчастливилось буквально припасть к бесценной сокровищнице искусства, выслушать рассказы своих наставников о выдающемся живописце, сделать правильные выводы о том, как нелегок и тернист путь в искусстве и как уже на стадии учебы отличать подлинное от фальшивого.
За большим трапезным столом гостеприимный хозяин обратил внимание гостей на уникальную люстру, расписанную как плафон мамой – Ириной Гелиевной Коржевой. Удивительная мастерская, насквозь пропитанная живым воздухом искусства, настраивала на продолжение беседы даже во время ужина. Ученики задавали вопросы своим именитым учителям, а те вспоминали своих именитых учителей, больших советских скульпторов Александра Кибальникова, Льва Кербеля, Владимира Цигаля, Олега Комова... Снова углублялись в историю искусств: барокко и готика, античность и ренессанс, великие имена Леонардо, Микеланджело, Палладио, Вазари. Говорили о том, как богатым и успешным сделало искусство Рубенса и как оно разорило, превратило в вечного кредитора Рембрандта. Был поставлен вопрос: с каких лет надо начинать заниматься скульптурой. Как фигурным катанием и балетом – с самых ранних лет? Майоль и Гоген пришли в искусство уже сорокалетними. А еще существовали целые династии художников, где азы профессии передавались от отца к сыну. В современной отечественной скульптуре самые известные династии – Бургановы и Рукавишниковы...

Пять-шесть часов, проведенных в мастерской Ивана Коржева, стоят многих академических мастер-классов, как всякое живое, свободное, не связанное планами и регламентами, общение. К тому же это важный человеческий, общепознавательный эпизод для каждого молодого человека, который вряд ли забудется или пройдет бесследно. На прощание Иван Владимирович каждому гостю подарил и уважительно подписал свою монографию. Пусть для них она будет своеобразным наглядным пособием по искусству скульптуры.